Издательство: Астрель, Харвест
развернуть
ИЗДАНИЯ КНИГИ: 3
Аннотация

В четвертый том собрания сочинений включены произведения, написанные в период с 1964 по 1966 год: "Хищные вещи века", "Беспокойство", "Улитка на склоне", "Второе нашествие марсиан". Том дополняют комментарии Б.Стругацкого к данным произведениям и отрывки из критики того времени.

ISBN: 978-5-271-46196-5, 978-5-271-32548-9, 978-985-18-1729-6
Хотите прочитать эту книгу?
Хочу прочитать! 1 человек уже хочет
Комментарий
Рецензия
Пересказ
Перескажите книгу за 140 символов :)
140
Все обсуждения Комментарии Рецензии Пересказы
комментарий

Что могу сказать про "Беспокойство" — странное дело, ведь это повесть-первоисточник "Улитки на склоне", а ее, "Улитку", Стругацкие считали своим самым лучшим произведением. Но тем не менее, из-за поздней публикации этой повести, я считаю ее только переделкой, перепевом "Улитки". Ну хорощо, скажем так, пусть это будет черновик, набросок.

В "Беспокойстве" история происходит на Пандоре, а ее героями являются знакомые нам по миру Полудня Леонид Горбовский и Атос (он же Михаил Сидоров). И такой странной и необычной планетой предстает перед нами Пандора, что в ней видится некая Истина, как купель мироздания, из правил которой и создалась Земля и люди на ней.

У меня создается такое ощущение из-за того, что в "Беспокойстве" главный акцент повествования делается не на Горбовском и Станцию, а на Атосе и аборигенов Пандоры, на которых насылается Одержание. В этом Одержании, воспринимаемым местными как неизбежное и повседневное зло, я вижу всю суть вещей — из старого рождается новое, новое становится старым, и этот процесс цикличен. И не в силах человечество со своими технологиями постичь эту простую истину.

— В том-то и дело, — сказал Горбовский. — Поэтому-то я здесь и сижу. Вы спрашиваете, чего я боюсь. Я не боюсь задач, которые ставит перед собой человечество, я боюсь задач, которые может поставить перед нами кто-нибудь
другой. Это только так говорится, что человек всемогущ, потому что, видите ли, у него разум. Человек — нежнейшее, трепетнейшее существо, его так легко обидеть, разочаровать, морально убить. У него же не только разум. У него так называемая душа. И то, что хорошо и легко для разума, то может оказаться роковым для души. А я не хочу, чтобы все человечество — за исключением некоторых сущеглупых — краснело бы и мучилось угрызениями совести, или страдало от своей неполноценности и от сознания своей беспомощности, когда перед ним встанут задачи, которые оно даже и не ставило. Я уже все это пережил в фантазии и никому не пожелаю. А вот теперь сижу и жду.

Ответить
Читают: 0
Прочитали: 2
Хотят прочитать: 1
Не хотят читать: 0