Наталья Риттина


комментарий

Классное внеклассное

#РиттинаКаждый ребёнок знает, каждый взрослый помнит, что такое список литературы для внеклассного чтения на лето или просто список на лето.

Взрослый помнит, а ребёнок знает, что список этот теряется сразу же. Прочитано ли за лето его содержимое, никто потом не проверяет. Начало нового учебного года – ворох совсем иных забот.

Редко когда школьник сам, по собственной инициативе, вместо того, чтобы бежать на речку или на море, развернёт заветную бумажку да направится к книжной полке, в магазин или библиотеку. Разве что какой-нибудь «ботаник» или какая-нибудь синий чулок.

Существуют, однако, книги, к которым стремятся. Не из-под палки, не повинуясь обязательным спискам, в которых, кстати, книг этих и нет, а сами, по зову сердца. Потому что от таких книг невозможно оторваться, а, прочтя одну, непременно хочется снова испытать катарсис. Потому и тянется детская рука к следующей книжке того же автора.

Согласитесь, такое бывает. Нечасто, но бывает. Название книги и имя автора запоминается потом на всю жизнь. Всю жизнь потом хочется детскую эту книгу перечитывать – не надоедает. Напротив, всякий раз открываешь для себя что-то новое. Читаешь её уже своим детям, если повезёт – внукам.

Кажется, книг таких давно не пишут, все они остались в прошлом. Хорошо хоть переиздают. Кажется, а поди ж ты. Процесс написания классики хоть вялотекущ и малозаметен, но, к счастью, неостановим.

Волшебные миры Натальи Риттиной – живейший тому пример. Риттина – настоящий сказочник, в истинном, классическом понимании этого слова, и при этом – наш современник.

Сказки Риттиной по-своему уникальны, если не сакральны. Она сознательно не вписывается в нынешний желтоватый мейнстрим, открыто себя ему противопоставляя. Коммерчески не плодовита. Напротив, вдумчива и осторожна, сочиняя не только сказку-приключение, сказку-волшебство, но и сказку-заповедь, сказку-знание. Сопровождая захватывающее повествование множеством не менее занимательных комментариев по истории страны и народа, лёгшей в основу текста. При этом, подспудно прививая маленькому человеку строгий нравственный императив.

Каждый знает что такое список на лето. Взрослый помнит, а ребёнок знает, что список этот теряется сразу же. Существуют, однако, книги, к которым тянутся. И тогда список на лето становится списком на всю жизнь.

Ответить
Оценили 2 пользователя

комментарий

#Риттина

Локус контроля хорошей сказки

Часто в разговорах родителей приходится слышать, что, дескать, тот или иной учитель не справляется со своими обязанностями. Однако ведь и они не существуют в безвоздушной среде. На них, воспитателях и учителях, лежит лишь часть нагрузки.

Воспитание и обучение ребёнка сродни работе симфонического оркестра, где у каждого своя партия. И говорить, что подкачал, к примеру, тромбон, имеет смысл, когда остальные музыканты оркестра безупречны.

Меж тем, коллектив, задача которого сделать из ребёнка достойного всесторонне развитого взрослого, составляют не только дошкольные воспитатели, школьные учителя и домочадцы воспитуемого. Далеко не последнюю, зачастую даже первую скрипку в нелёгком, но благородном деле формирования личности играют книги, которые читают ребёнку и которые читает он сам.

Или не читает.

Нечтение книг – диагноз, как правило, наследственный, передающийся из поколения в поколение. Однако в последнее время, вследствие агрессивной экспансии разного рода низкопробных технологических развлечений, нечтением легко может заразиться любой ребёнок, даже тот, у кого нет к тому наследственной предрасположенности.

Нечтение – болезнь коварная, протекающая, как правило, тихо и бессимптомно. В среднем и старшем возрасте, к сожалению, уже неизлечимая. Страдающие этим недугом никак не связывают с ним низкую успеваемость или плохое поведение своих отпрысков, которым болезнь передалась по наследству.

Недовольство, как правило, выливается на педсостав учебного заведения или же дурное влияние сверстников. Такие родители крикливы и капризны, склонны по малейшему поводу «качать права» и писать в вышестоящие инстанции. Специалисты называют подобное проявлением внешнего локуса контроля. Субъекты с внешним локусом контроля находят причины своих неудач вовне, когда виноват всегда кто-то, и этот кто-то не я.

Соответственно, внутреннему локусу свойственно обратное: самоанализ и самоирония, критическое отношение к себе, стремление к самосовершенствованию, поиск причины неудач в себе самом.

Как уже было сказано, нечтение – болезнь, которую очень важно не запустить. Она легко излечима на ранних стадиях, в детском и отроческом возрасте.

При первых же симптомах рекомендуется безотлагательное чтение умных и добрых сказок от тех, кто плохому не научит – от проверенных классиков жанра, как из блистательного прошлого, так и ныне живущих.

Из наиболее ярких представителей наших современников стоит выделить автора захватывающих, при этом занимательных и развивающих книг для детей дошкольного и школьного возраста – Наталью Риттину.

Её волшебные истории, созданные в рамках русской и европейской сказочных традиций, содержащие разъясняющие комментарии по истории представленных в повествовании стран и народов и оформленные лучшими художниками-иллюстраторами, вполне могут стать первой скрипкой, сыграв в оркестре воспитания самую главную партию.

Ответить
Оценил 1 пользователь
1

комментарий

#Риттина

У плохой книги дитя без глазу

Кто-то может сидеть с ребёнком, кто-то нет. В нашей стране чаще всего работают оба родителя. О неполных семьях и говорить нечего.

И далеко не у всех есть бабушки. Особенно у приезжих. Бабушка там, ты здесь – ребёнок без присмотра.

Вот и ищет няню, кто имеет такую возможность и не имеет другого выхода. А няни бывают разные, далеко не самые добродетельные и заботливые. Могут ребёнка и плохому научить или же просто не одёрнуть вовремя.

Почему у таких милых родителей такое беспутное дитя? – гадают потом окружающие. А у дитяти ведь вся будущая жизнь насмарку, не только его, но жизнь близких, в том числе тех самых милых родителей, что столь легкомысленно оставляли его в детстве незнамо с кем.

Детская книга – та же няня. Может научить хорошему, может плохому, может и вовсе ничему не научить. Может любить детей, может, как фрекен Бок, ненавидеть. Может быть умной, а может глупой как пробка, когда и желала бы научить чему-нибудь полезному, да нечему – у самой в голове ветер гуляет.

Выбор книги для ребёнка – вопрос принципиальный. Это взрослый может убивать время откровенным чтивом, прекрасно понимая, что читает второсортное, иронизируя над книгой и над самим собой.

Ребёнок же ещё не выработал в себе соответствующие фильтры, не сформировался, принимая решительно всё за настоящее. Может ведь и поверить в подлинность фальшивого, выстроив от ложного всю систему своих дальнейших координат. И вырастет из сына свин.

А правильная детская книга плохому не научит. С ней не страшно оставить ребёнка. Правда, книг таких сейчас не так много. Имею в виду современных авторов. Хрестоматийная классика не в счёт.

Бывают, однако, отрадные исключения, наиболее яркое и необычное из которых сейчас – Наталья Риттина, которую можно определить сказочницей-традиционалисткой.

Относясь к своим творениям в высшей степени трепетно, она продолжает плеяду классиков жанра и, помимо привлекающей маленьких читателей яркой занимательности, достигает в своих сочинениях подспудного психотерапевтического эффекта, прививая будущему взрослому нормы морали и нравственности, любовь к знаниям, расширяя кругозор.

Даже если вы имеете возможность сидеть с ребёнком, сказки Натальи Риттиной всё равно остаются лучшей гарантией от любых педагогических промахов. Даже ваших. Ведь никто из нас от них не застрахован.

Бережёного Бог бережёт.

Ответить
Оценили 2 пользователя

комментарий

#Риттина

У плохой книги дитя без глазу

Кто-то может сидеть с ребёнком, кто-то нет. В нашей стране чаще всего работают оба родителя. О неполных семьях и говорить нечего.

И далеко не у всех есть бабушки. Особенно у приезжих. Бабушка там, ты здесь – ребёнок без присмотра.

Вот и ищет няню, кто имеет такую возможность и не имеет другого выхода. А няни бывают разные, далеко не самые добродетельные и заботливые. Могут ребёнка и плохому научить или же просто не одёрнуть вовремя.

Почему у таких милых родителей такое беспутное дитя? – гадают потом окружающие. А у дитяти ведь вся будущая жизнь насмарку, не только его, но жизнь близких, в том числе тех самых милых родителей, что столь легкомысленно оставляли его в детстве незнамо с кем.

Детская книга – та же няня. Может научить хорошему, может плохому, может и вовсе ничему не научить. Может любить детей, может, как фрекен Бок, ненавидеть. Может быть умной, а может глупой как пробка, когда и желала бы научить чему-нибудь полезному, да нечему – у самой в голове ветер гуляет.

Выбор книги для ребёнка – вопрос принципиальный. Это взрослый может убивать время откровенным чтивом, прекрасно понимая, что читает второсортное, иронизируя над книгой и над самим собой.

Ребёнок же ещё не выработал в себе соответствующие фильтры, не сформировался, принимая решительно всё за настоящее. Может ведь и поверить в подлинность фальшивого, выстроив от ложного всю систему своих дальнейших координат. И вырастет из сына свин.

А правильная детская книга плохому не научит. С ней не страшно оставить ребёнка. Правда, книг таких сейчас не так много. Имею в виду современных авторов. Хрестоматийная классика не в счёт.

Бывают, однако, отрадные исключения, наиболее яркое и необычное из которых сейчас – Наталья Риттина, которую можно определить сказочницей-традиционалисткой.

Относясь к своим творениям в высшей степени трепетно, она продолжает плеяду классиков жанра и, помимо привлекающей маленьких читателей яркой занимательности, достигает в своих сочинениях подспудного психотерапевтического эффекта, прививая будущему взрослому нормы морали и нравственности, любовь к знаниям, расширяя кругозор.

Даже если вы имеете возможность сидеть с ребёнком, сказки Натальи Риттиной всё равно остаются лучшей гарантией от любых педагогических промахов. Даже ваших. Ведь никто из нас от них не застрахован.

Бережёного Бог бережёт.

Ответить
Оценили 2 пользователя

комментарий

#Книги Натальи Риттиной

Легко ли сочинить сказку?

Сказка – жанр специфический. Графоман уверен: придумать сказку легко, искренне считая, что на такое суждение у него есть все основания.

Одарённый же писатель знает, что сказочный жанр – один из самых сложных.

Помимо прочего, дело тут в кажущейся возможности легко «разрулить» любую безвыходную ситуацию, в которую автор загнал своих героев: в любой момент можно придумать какое-нибудь чудо (на то она и сказка), и все будут спасены. И никаких сюжетных тупиков.

Так, собственно, плохие сказки и сочиняются. В них отчаянно много всего, но герои не унывают, поскольку за каждым поворотом уже маячит гоблин-шмоблин, меч-кладенец, сапоги-семигуды или гусли-скороходы с цветиком-восьмицветиком, на каждой горе замок с красавицей и драконом, смерть которого на конце иглы кактуса, а кактус за тридевять земель в Китеж-граде утоплен и т.п. Чего унывать-то, раз всё само собой образуется? В нужный момент всегда выскочит затхлый кудесник и выправит ситуацию какой-нибудь ящеркой-самобранкой.

Потому и не грустит графоман, а, знай себе, гонит километры текста и в ус не дует.

Другое дело – человек с искрой Божьей, настоящий сказочник. Такой понимает, что сказочного в сказке должно быть не так уж много, что оно, сказочное, появляется в повествовании лишь в случае крайней необходимости – для исходного моделирования ситуации, в кульминации действия, в качестве иносказания и пр. – и, как правило, является лишь приёмом в достижении иной цели, решении совсем не сказочной сверхзадачи. В любом случае чудеса не должны быть самоцелью, а сказка не парадом пустых диковинок, натужных плодов воображения сочинителя.

В «Русалочке» Андерсена фантастична лишь сюжетная завязка, дальше всё развивается вполне логично, в «Новом платье короля» и вовсе нет ничего сказочного, а в катаевском «Цветике-семицветике» волшебен только сам цветик о семи лепестках.

Хорошая сказка подчинена Бритве Оккама, резонно призывавшего не увеличивать числа сущностей сверх необходимого.

Печально, что хороших сказочников в наше время – днём с огнём. Всё больше графоманы с выводком голливудских готических монстров и секси-див, у которых сказка всегда ради сказки.

Радуют только лишь переиздания классиков жанра, отечественных и зарубежных хрестоматийных авторов, да редкие талантливые звёзды, вспыхивающие иногда на небосклоне «немодного» нынче жанра, такие, как, скажем, блистательно продолжающая традиции корифеев-сказочников Наталья Риттина. Сказка у неё, прежде всего, инструмент формирования детского сознания, инъекция добра, порядочности, нравственных норм – прививка от греха на всю жизнь.

Чудес в её сказках немало, но все к месту, все оправданы вышним замыслом.

Ответить
Оценили 2 пользователя

Что ни говорите, а сказки – удивительный литературный жанр. Будучи формально обращённой к аудитории определённого возрастного диапазона, хорошая сказка никогда не останется в беззаботном прошлом, не уйдёт с детством. Настоящая сказка всегда возвращается.

Возвращается с выходом взрослеющего читателя на иной, не буквальный уровень восприятия текста. Та яркая, запомнившаяся в малолетстве история оказывается много глубже, чем когда-то казалась. Как матрёшка, в которой запрятаны вторая, а то и третья смысловые начинки.

Открытие это происходит, как правило, при чтении полюбившейся десятилетиями тому сказки своим детям. Лишь сказка, как птица феникс, всякий раз переживает второе рождение, передаётся эстафетной палочкой от родителей к детям, живёт второй, третьей, а то и десятой жизнью.

Именно такой глубиной, многослойностью, действенным нравственным зарядом, когда книга не только заставляет к ней возвращаться, но и делает читателя лучше, чище, духовно богаче, обладают сказки Натальи Риттиной.

Наталья Юрьевна, одна из немногих, быть может, на сегодняшний день единственная, продолжает и развивает традиции классиков жанра.

У неё в руках волшебная эстафетная палочка, доставшаяся от мастеров жанра, достойны которой, увы, немногие.

Ответить
Оценили 2 пользователя

0
подписаны
#Темы обсуждения:
# Добавить тему